Колизей В Риме – Картинки - Фото

Колизей В Риме – Картинки - Фото

Эти строки поэта Марциала, написанные в 80 году н.э. к открьгтию амфитеатра Флавия, оказались пророческими. Вошедшее в историю как Колизей, это сооружение стало в средневековом сознании символом языческого Рима. Мы связываем амфитеатр Флавия по большей части с кровавыми травлями животных и гладиаторскими играми. Марциал, однако, напоминает нам, что это великое творение, способное соперничать с Семью чудесами древнего мира. В дни Марциала в Риме не было сооружений подобного масштаба, и даже в IV веке, когда уже существовали знаменитые термы и Пантеон, Колизей все равно оставался одним из главных чудес города.

Колизей был заложен в начале 70-х годов императором Веспасианом и значительно дополнен его сыном Титом, хотя подземные сооружения были завершены только последним из Флавиев, Домицианом. Первый постоянный римский амфитеатр на Марсовом поле сгорел во время большого пожара 64 года.

Император Нерон приказал заменить его временным деревянным сооружением, поскольку все его внимание было отдано строительству собственного колоссального дворца, Золотого Дома. После смерти Нерона к власти пришел новый император - Веспасиан.

 

КОЛИЗЕЙ В РИМЕ – Картинки - Фото

 

 

Три верхних яруса травертинового фасада Колизея. Видны опоры и гнезда для установки велариума.

 

Он принял дальновидное и блестящее с политической точки зрения решение: построил свой амфитеатр, как новое место для любимых народом развлечений, непосредственно в садах Золотого Дома Нерона. Более того, он оплатил строительство, в основном, из военной добычи, а не из казны.

 

 

КОЛИЗЕЙ В РИМЕ – Картинки - Фото

 

Вид с воздуха показывает концентрические кольцевые проходы и радиальные опоры для ярусов сидений. На полу арены видны сложные конструкции фундамента, которые прятались под деревянным настилом.

 

 

Строительство

Фасад гигантской высоты был разделен на четыре горизонтальных пояса, включавших три яруса расположенных друг над другом 80 сводчатых галерей, обрамленных полуколоннами дорического, ионического и коринфского ордеров и увенчанных каменным аттиком с коринфскими пилястрами. Арки отражали внутреннюю структуру радиальных лестниц и кольцевых проходов, предназначенных для прохода к сидячим местам, окружавшим овальную арену. Снаружи здания, на территории, огражденной специальными тумбами, от 50 000 до 73 000 зрителей (по приблизительным подсчетам) проходили контроль. Билеты были помечены в соответствии с 76 пронумерованными галереями нижнего этажа, что позволяло зрителям легко и быстро находить предназначенные для них места. Сами секции сидячих мест опирались на бетонные своды в трех ярусах, с деревянными трибунами наверху.

Арена была отделена барьером и высоким помостом, где располагались мраморные сидения для знати и отдельные ложи для императора и магистратов.

Колизей был построен на месте озера Золотого Дома Нерона. Он стоял на огромном сплошном фундаменте из бетона и камня толщиной около 13 метров (44 римских фута), уложенном на массивную глиняную насыпь. Фасад и внешние галереи, равно как и некоторые из основных опор первого и второго этажей были выложены из травертина, прочного твердого известняка вулканического происхождения. На радиальные стены пошел более мягкий и легкий туф, другой вулканический камень, в то время как большая часть верхних уровней и своды были бетонными.

Для строительства потребовалось ошеломляющее количество травертина - 100 000 кубометров. Вероятно, это было последнее и самое крупное единовременное использование этого материала за всю историю древнего Рима. Его добыча в каменоломнях, располагавшихся в 20 километрах к востоку от Рима, была сопряжена с огромными трудозатратами, да и транспортировка этого материала к месту строительства должна была создавать гигантские проблемы. Все 240 000 тонн травертина необходимо было доставить в Рим на баржах вниз по Анио или Тибру, а затем перегрузить их на запряженные волами телеги для окончательной перевозки к месту, до которого было 1,5 километра даже от самых ближних пристаней. В течение всех восьми лет строительства примерно каждые 7 минут от причалов на Тибре должна была отъезжать повозка, груженая тонной травертина; и так по 12 часов в день, 300 дней в году. Для перевозки более крупных блоков нужны были повозки в несколько упряжек, которые перемещались медленнее и были гораздо сложнее в управлении. Повозки, перевозившие материалы для общественных строительных работ, относились к числу тех немногих, которым было позволено перемещаться по городу в течение дня, и постоянный поток тяжело груженного транспорта, проходивший через самые оживленные части Рима, должен был представлять собой постоянный источник беспокойства для горожан.

Технология кладки из тесаного камня в таких масштабах также влияла на процесс строительства. Травертин - довольно твердый камень, требующий больших усилий при обработке. Неудивительно, что шлифовка была сведена к минимуму везде, кроме тех мест, где была видна - например, на фасаде. Горизонтальные поверхности были тщательно выровнены, чтобы обеспечить стабильность конструкции, а стыки были дополнительно усилены 300 тоннами крупных железных стяжек, вделанных в свинец.

Еще одной проблемой стал подъем больших блоков камня на значительную высоту и установка вручную на нужное место. Строительство из бетона требовало только наличия относительно легких лесов для рабочих и небольшого количества материала, но блоки тесаного камня нужно было поднимать краном на более прочные подмостки, а сами краны следовало жестко закреплять.

 

КОЛИЗЕЙ В РИМЕ – Картинки - Фото

 

Реконструкция клеток для животных и подъемников, с помощью которых дикие звери доставлялись на арену. Клетки поднимали на верхний уровень с помощью системы противовесов.

 

Кроме рабочих, поднимавших блоки, нужны были те, кто направлял бы их в процессе подъема и ставил на нужное место. Поэтому не удивительно, что чем выше поднималось здание, тем меньшее количество травертина шло на его строительство. Так, на четвертом ярусе из него сделан только фасад.

Скорее всего, здание возводилось поэтапно снизу вверх, а травертиновые опоры ставились в точках особой концентрации напряжения внутри конструкции.

 

Оборудование

Торжества по поводу открытия амфитеатра сопровождалось пышными играми, которые длились сто дней. Марциал, оставивший нам лучшее описание этих игр, превозносил впечатляющие «спецэффекты». Деревянный пол арены скрывал поразительно сложное подземелье. Здесь была расположена система узких проходов, клеток и подъемников, работавших по принципу системы противовесов, позволявшая выпускать на арену до 64 диких зверей одновременно. Другие механические устройства позволяли в это же время воздвигать в центре арены или убирать горы и другие декорации, служившие фоном для последующей резни.

Аттик, самый верхний этаж, предоставлял нагляднейшее свидетельство одного из самых впечатляющих удобств амфитеатра. Там был растянут огромный навес (велариум), защищавший зрителей от ка-        призов погоды. Между пилястравыступы-кронштейны из травертина, по три в каждом пролете, а прямо над каждым из них в карнизе было пробито отверстие квадратной формы. Считается, что именно они держали 240 высоких мачт, которые составляли опорный каркас для навеса. Вопрос его устройства вызывает множество споров, однако тот факт, что 1000 моряков римского флота были переведены из Неаполитанского залива и размещены в Риме специально для того, чтобы поднимать велариум, дает ключ к разгадке. Согласно одной из теорий, к мачтам привязывались веревки, прикрепленные к центральному овальному кольцу внутри арены и к лебедкам, зафиксированным на тумбах, стоящих на земле у здания. Когда веревки натягивали с помощью лебедок, кольцо поднималось на место, и навес раскатывали поверх веревочной сети. Другие ученые считают, что на мачтах держались горизонтальные или наклонные перекладины, шедшие внутрь над областью сидений, и тенты были натянуты между ними. Какая бы именно из систем ни использовалась, один только размер Колизея должен был сделать его велариум выдающимся достижением инженерного искусства, сопоставимым с величием сооружения в целом. Но велариум давно рассыпался в прах, а безмолвный остов из травертина и бетона остается неизменным символом Вечного города.


23.09.2018